Reality is for people with no imagination

люди
underthetrain
Приезжай, попьем вина, закусим хлебом.
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
и скажу, как называются созвездья...

И.Бродский

Иногда общаешься с близким, дорогим человеком после долгого перерыва и так радостно, тепло становится, что даже кажется, будто он вернулся с войны. То ли от того, что когда любимые люди не рядом, не в каждом дне с тобой - за них переживаешь внутренне и нет спокойствия, то ли от того, что сердце видит недоступное глазам. И, может, человек действительно вернулся...

Любовь
underthetrain
"Мы все думаем, будто знаем, что такое любовь, и умеем любить. На самом деле очень часто мы умеем только лакомиться человеческими отношениями. Мы думаем, что любим человека, потому что у нас к нему ласковое чувство, потому что нам с ним хорошо, но любовь — нечто гораздо большее, более требовательное и порой трагичное".

митр. Антоний Сурожский

Дневники
underthetrain
Последняя запись в дневнике поэта, писателя и сказочника Евгения Шварца: "Я ушел гулять по городу..."

(no subject)
underthetrain
Самое тяжелое в жизни – это синий кит, все остальное пустяки.

По ком звонит колокол?
underthetrain
Оригинал взят у pavel_neshin в По ком звонит колокол?
...а началось все утром: по "Маяку" сказали, что, дескать, сегодня день рождения Джона Донна.
Наврали, конечно. Но было уже поздно - я заинтересовался ))

Итак, Джон Донн - английский поэт, современник Шекспира, настоятель лондонского кафедрального собора св.Павла.
Этот отрывок в оригинале в прозе, он из предсмертной книги проповедей Донна.
Цитата стала знаменитой после того, как Хэмингуэй взял ее эпиграфом к своей книге...

No man is an island,
Entire of itself,
Every man is a piece of the continent,
A part of the main.
If a clod be washed away by the sea,
Europe is the less.
As well as if a promontory were.
As well as if a manor of thy friend's
Or of thine own were:
Any man's death diminishes me,
Because I am involved in mankind,
And therefore never send to know for whom the bell tolls;
It tolls for thee.

Люди - не острова, друг от друга вдали:
Каждый - часть континента, великой земли.
Если смоет волной с пляжа горстку камней -
Станет меньше страна. Нас убавится в ней.
Если в море сползет выдающийся мыс,
Иль поместье знакомых низринется вниз,
Иль умрет человек - то убудет меня.
Я - живу среди всех. Человечество - я;
Когда колокол слышишь - по ком же теперь? -
Любопытство оставь - он звонит по тебе!

Когда я вернусь
underthetrain
Когда я вернусь…
Ты не смейся, когда я вернусь,
Когда пробегу, не касаясь земли по февральскому снегу,
По еле заметному следу – к теплу и ночлегу –
И вздогнув от счастья, на птичий твой зов оглянусь –
Когда я вернусь.
О, когда я вернусь!..
Послушай, послушай, не смейся,
Когда я вернусь
И прямо с вокзала, разделавшись круто с таможней,
И прямо с вокзала – в кромешный, ничтожный, раешный –
Ворвусь в этот город, которым казнюсь и клянусь,
Когда я вернусь.
О, когда я вернусь!..
Когда я вернусь,
Я пойду в тот единственный дом,
Где с куполом синим не властно соперничать небо,
И ладана запах, как запах приютского хлеба,
Ударит в меня и заплещется в сердце моем –
Когда я вернусь.
О, когда я вернусь!
Когда я вернусь,
Засвистят в феврале соловьи –
Тот старый мотив – тот давнишний, забытый, запетый.
И я упаду,
Побежденный своею победой,
И ткнусь головою, как в пристань, в колени твои!
Когда я вернусь.
А когда я вернусь?!..

А. Галич

(no subject)
underthetrain
Любого, ничего ему не объясняя, можно посадить в тюрьму лет на десять, и где-то в глубине души он будет знать, за что. Ф. Дюрренматт.

Первый зимний день
underthetrain
...

Однажды ночью я проснулся от странного ощущения. Мне показалось, что я оглох во сне. Я лежал с закрытыми глазами, долго прислушивался в наконец понял, что я не оглох, а попросту за стенами дома наступила необыкновенная тишина. Такую тишину называют «мертвой». Умер дождь, умер ветер, умер шумливый, беспокойный сад. Было только слышно, как посапывает во сне кот.

Я открыл глаза. Белый и ровный свет наполнял комнату. Я встал и подошел к окну – за стеклами все было снежно и безмолвно...

Через окно я увидел, как большая серая птица села на ветку клена в саду. Ветка закачалась, с нее посыпался снег. Птица медленно поднялась и улетела, а снег все сыпался, как стеклянный дождь, падающий с елки. Потом снова все стихло...

А утром все хрустело вокруг: подмерзшие дороги, листья на крыльце, черные стебли крапивы, торчавшие из-под снега.

Трудно было оставаться дома в первый зимний день. Мы ушли на лесные озера...

В лесах было торжественно, светло и тихо.

День как будто дремал...

Мы бродили по лесам до сумерек, обошли знакомые места. Стаи снегирей сидели, нахохлившись, на засыпанных снегом рябинах.

Мы сорвали несколько гроздей схваченной морозом красной рябины – это была последняя память о лете, об осени...

Зима начала хозяйничать над землей, но мы знали, что под рыхлым снегом, если разгрести его руками, еще можно найти свежие лесные цветы, знали, что в печах всегда будет трещать огонь, что с нами остались зимовать синицы, и зима показалась нам такой же прекрасной, как лето.

К.Г. Паустовский
1940


* * *
underthetrain
Будь, пожалуйста,
               послабее.
Будь,
пожалуйста.
И тогда подарю тебе я
чудо
   запросто.
И тогда я вымахну -
                    вырасту,
стану особенным.
Из горящего дома вынесу
тебя,
сонную.
Я решусь на все неизвестное,
на все безрассудное -
в море брошусь,
             густое,
                  зловещее,
и спасу тебя!..
Это будет сердцем велено мне,
сердцем
      велено...
Но ведь ты же
сильнее меня,
           сильней
и уверенней!
Ты сама
       готова спасти других
от уныния тяжкого,
ты сама не боишься
                ни свиста пурги,
ни огня хрустящего.
Не заблудишься,
             не утонешь,
зла
не накопишь
Не заплачешь
          и не застонешь,
если захочешь.
Станешь плавной
              и станешь ветреной,
если захочешь...
Мне с тобою -
такой уверенной -
трудно
     очень.
Хоть нарочно,
          хоть на мгновенье -
я прошу,
       робея,-
помоги мне
в себя поверить,
стань
    слабее.


1962
Роберт Рождественский.
Радар сердца. Избранные стихи.
Москва, "Художественная литература", 1971.

(no subject)
underthetrain
“I have never listened to anyone who criticized my taste in space travel, sideshows or gorillas. When this occurs, I pack up my dinosaurs and leave the room.” ― Ray Bradbury

?

Log in